Литературный клуб Исеть

Наш опрос

Оцените наш сайт
Всего ответов: 185

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Рассказ "Умиротворённые"

Тен Чан Хаонь
Рассказ

Умиротворенные 
 
Странная, однако, жизнь,  – подумал про себя Иван Михайлович Красильников, одинокий, немолодой уже мужчина. И хотя ему за пятьдесят, выглядит молодо. Даже одна молодая по сравнению с ним особа,  как-то в разговоре призналась, что никогда бы не подумала, что ему 53 года. Эта милая, красивая молодая женщина тридцати пяти лет отроду, была знакомой Красильникову. В последнее время стали часто общаться. Могли часами переговариваться по телефону. Полемизировали друг с другом на разные темы искусства и не только. Оба были художниками, но разного профиля. Иван Михайлович – член Союза художников, известный в городе скульптор, а она занималась графическим дизайном по полученной профессии, но заодно увлекалась  живописью, хотя не состояла в профессиональном сообществе, но имела возможность участвовать  в выставках своими графическими листами, так и оригинально-яркими  живописными работами. Там Красильников и приметил экспрессивную художницу,  и, получив её согласие,  решил  сделать  с неё портрет. В мастерской скульптора, между сеансами позирования,  проходили их  беседы. И, несмотря на разницу в возрасте, они спорили жарко, но,  в конце-то концов, приходили к общему мнению, вернее Иван Михайлович, как старший товарищ, старался свести к согласию, когда видел, её неправоту в каких-то вопросах,  будто разговоры велись между ровесниками. Даже намечался между ними роман. Что интересно, и в какой-то мере трогательно, хотя  Алина (так звали девушку) говорила с Красильниковым на Вы, как бы, дистанцируясь. Просто не смогла за время знакомства привыкнуть, несмотря на неоднократные уговоры Красильникова не величать его по имени и отчеству. Вот и на сей раз, набрав номер  телефона Красильникова, услышав гудок на другой стороне провода, поздоровалась:
– Здравствуйте, Иван Михайлович!
– Здравствуй, Алина. Очень рад услышать тебя.
– Иван Михайлович, Вы как-то говорили о желании побывать в церкви. Я завтра туда еду по делам росписи в храме. Как Вы?
– Конечно, конечно. С удовольствием. Сфотографирую, если это позволительно, интерьер храма. Здорово! Спасибо тебе за предложение! Да, кстати, где мы встретимся и когда поедем?
– Как Вам удобно, но я думаю в одиннадцать на автобусной остановке кинотеатра «Мир». 
– Значит, договорились. До встречи, Алина!
Алина вот уже больше десяти лет после перенесённой душевной травмы нашла успокоение в лоне церкви. Когда-то она, молодая девушка, студентка полиграфического  института, дружила с одним молодым человеком, которого сильно любила и, казалось, взаимно. Ничего не предвещало беды, вернее душевной незаживающей раны. Сергей, – однокурсник Алины, житель столицы, производил на девушку из провинции какое-то непонятное и потому, трогающее душу впечатление. Поразило Алину не только его говор и всякие из разряда недосягаемые ей штучки, но и его внешность: невысокий, однако плотного телосложения с очень красивым будто девушка лицом. Ей казалось, что он очень продвинутый во всех отношениях. Как же – он и участник студенческой самодеятельности, и спортсмен, и учился неплохо. Везде успевал. И, когда на втором курсе он обратил на Алину  внимание, та сияла от счастья. Но не выказывала свои чувства к нему. Даже игнорировала, поскольку Сергей был на голову ниже её. Алина всегда мечтала, как и большинство девушек, встретить высокого, красивого и, конечно, умного парня. И вот перед ней Серёжа. Ей, казалось, что он даже выше себя. И уже в своей голове она строила определённые планы на счастливую дальнейшую жизнь. Алине грезилось, что после окончания института, с Серёжей непременно сыграют красивую  свадьбу: она  наденет оригинальную фату, которую сама придумает, вокруг будет много народу, и все будут приятно ошеломлены нарядами счастливой пары. 
Она, как и многие другие девушки, строила определённые не только профессиональные, но и семейные планы, мечтала родить от любимого Серёжи, как минимум двоих детей: мальчика и девочку, а там как срастётся. Но недолго длилась приятная идиллия. В начале третьего курса, когда между Алиной и Сергеем, установилась прочная связь в любовных отношениях, случилось что-то неладное. Сергей раскрыл своё истинное лицо. Оказывается, он параллельно встречался со многими приятной наружности девушками, с отсюда вытекающими последствиями  не только  с Алиной. Так, она «застукала» однажды свою подругу Елену, которая училась на другом факультете в постели с ним  у  себя в  комнате общежития.  Подруга Елена, не в пример Алине, была девушкой свободного нрава. Алина это знала, но не до такой,  же степени! Предать свою лучшую подругу!
А до того дня, когда Алина стала свидетельницей недоброго поступка подруги,  иже с ней Сергея, произошёл неприятный момент: за полторы недели назад. Серёжа пригласил Алину в гости  к себе домой, чтобы познакомить её с родителями. На поверке потом оказалось, что решил воспользоваться отсутствием родителей, которые в данное время находились в гостях у своих друзей, чтобы затащить Алину в постель. К счастью или к несчастью, родители, на сей раз вернулись раньше обычного из-за того, что Виктория Павловна, мама Серёжи, несколько захворала, и Василий Петрович привёз супругу домой, а сам поехал ставить свою машину в гараж. И, когда Сергей, пропустив вперёд Алину, зашёл в квартиру, был раздосадован, увидев маму, которая лёжа смотрела телевизор. 
– Ма, познакомься, это моя однокурсница, Алина. Вы что уже приехали?
– Да что-то нездоровится, сынок – только и вымолвила мама Сергея.
– Здравствуйте! – поздоровалась Алина. 
Виктория Павловна, довольно миловидная, чуть полноватая женщина лет сорока пяти с длинными каштановыми волосами, даже не стала отвечать на приветствие девушки, а стала бесцеремонно разглядывать Алину с ног до головы, чем ввергла её в смущение. Но на этом не кончились козни.  И без какого-либо перехода бесцеремонно, несколько в грубоватой форме,  спросила девушку:
– Ты откуда родом?
– Из Калуги, – робко ответила Алина. 
– Как тебя звать? – несколько смягчила мама Сергея, тональность задаваемого вопроса, будто забыв,  что её  сыночек уже представлял девушку. И на её  лице отражались признаки плохо скрываемого  ехидства.
– Алина, – тихо произнесла разбитая непонятным отношением Виктории Павловны  однокурсница её сына. И на этом общение с мамой Сергея закончились. Виктория Павловна вновь уткнулась в телевизор.
Алине было обидно, что её любимый Серёжа остался в стороне от разговоров – ничего не значащих коротких реплик. Будто она вообще посторонняя и не стал разряжать гнетущую обстановку. Так,  в голове тихой, непорочной девушки вдруг вкралась нехорошая мысль, всплывшей в памяти прочитанными любовными книгами: Сергей, наверное, хотел воспользоваться отсутствием родителей, чтобы переспать с ней. Всё шло к этому, если быть беспристрастным, поскольку Сергей  удивился, когда у себя дома обнаружил маму. И был раздосадован. Не находил себе места. Влюблённая Алина  первые минуты не замечала его расстройства несбывшимся желанием. Куда-то исчезли ещё минуты  назад весёлый взгляд, проявление галантности к любимой девушке. Перед ней стоял не романтичный рыцарь, которого рисовала в своих мечтах  Алина, а обыкновенный и притом ещё, оказывается, может  и сердцеед.  Шокированная, она  данным случаем,  в ней возобладал в то время разум, а чувства, словно куда-то исчезли.  И разум говорил, как посмел его Серёжа растоптать чувства чистой любви. Использовать её как очередную девушку лёгкого поведения. Надо же – её негодованию не было предела. Пришедшие в голову эмоциональный взрыв, Алина сумела  сдержать и  сказала Сергею:
– Серёжа, я пойду к себе.
– Да, я провожу. Сейчас оденусь. Извини, мама  плохо чувствует. В следующий раз познакомлю с родителями. 
– Не надо провожать, побудь с мамой.
– Да ладно, до остановки всё равно провожу.
Одевшись, ребята вышли на улицу. Погода стояла чудная: осенний тёплый вечер, ещё было светло. Но, ни Алина, которая была вне себя  от мысли двойной жизни  своего возлюбленного, не Сергей, которому не удалось завлечь в постель свою подругу, не радовались прелестью тёплого осеннего вечера. Шли, молча, понурившись. Когда подъехал автобус, Алина быстро села в него, что Сергей даже не успел вымолвить ни словечка. Так и расстались. В комнате общежития Алина, уткнув лицом в подушку, сильно расплакалась (благо Нины, с которой она жила не было в данный момент) от бессилия, оттого, что рухнули всё её светлые надежды. Когда Нина зашла в комнату, Алина уже спала.
Прошло всего одиннадцать дней и в подтверждение своим догадкам то, что она увидела собственными глазами, как её лучшая подруга Лена в обнимку спали с Сергеем. Чаша терпения лопнула. После этого случая Алина впала в депрессию, вся ушла в себя, стала внешне какой-то кроткой. И на учёбе каким-то образом стали влиять её переживания. Но институт, тем не менее, смогла одолеть, получила диплом художника-графика. К тому времени душевная рана как-то приутихла. Даже более того. Попав по распределению в полиграфический комбинат после завершения учёбы, познакомилась с сотрудником технической службы фабрики инженером Валерием Евгеньевичем Плотниковым, белолицым, выше среднего роста, очень привлекательным молодым человеком. Сердце ёкнуло у Алины, когда она впервые увидела Плотникова (оказалось, что Валерий был старше её всего-то на два года) в цехе, куда ей пришлось быть по производственной необходимости. Перед ней стоял во всей красе потаённая её мечта. И, кажется, Валерий тоже был очарован приятной внешности, стройной Алиной. Во всяком случае, он внимательно и очень добродушно выслушивал то, что говорила Алина, исподволь, как бы невзначай, изучая внешность девушки. Главным образом старался смотреть в глаза Алине, в её нежный, милый взгляд. Девушка старалась не показать свою заинтересованность в молодом человеке, но это удавалось с трудом. 
А между тем, жизнь проходила своим чередом. Где-то месяца через три их обоюдное желание быть ближе друг к другу стало ощутимым, не могло оставаться нереализованным их сближение.  И, инициативу проявил Валерий, как подобает мужчине. Поскольку  Валерий был коммуникабельнее Алины, притом, что к лицам противоположного пола относился весьма галантно. И вообще он  производил на окружающих его сотрудников очень хорошее впечатление. 
Дружили молодые люди довольно долго, почти год. Постоянно были вместе, не разлей вода. Оба неплохо рисовали и участвовали на выставках. Правда, Валерий выставлялся не часто и то среди художников-любителей, ибо не имел соответствующего художественного образования и поэтому не осмеливался показывать свои работы на выставках профессионалов. А Алина, имея профессию, связанное с графическим искусством, принимала участие во многих выставках местного отделения Союза художников России, нацеливая в скором будущем  вступить в профессиональную гильдию мастеров изобразительного искусства,  для чего много и упорно нарабатывала опыт и участвовала во всевозможных выставках. Искусствоведы не раз отмечали её страстные, отмеченные печатью индивидуальности, как живописные работы, так и графические серий. И, казалось, ничего не предвещало разрыва такой замечательной пары интересных, пышущих здоровьем, влюблённых людей. А дело оказалось, до банальности простой. В последнее время Валера стал всё чаще заглядывать в бутылку. Если бы знала его верная, любимая Алина, отчего он начал пить. Она не заметила, как сама же стала причиной его неадекватного поведения. Ведь, несмотря на то, что он не производил впечатления кроткого, стеснительного человека, внутренне он был зажатым. И поэтому старался не показывать, а тем более проявлять невероятную, доходящую до боли, страсти к той, которая пробудила в нём вожделение.  Ему хотелось не только ощутить благостное состояние, прикоснувшись к нежному женскому телу, а и полностью раствориться в любовном экстазе. Правда раза три была попытка в порыве непреодолимой тяги прикоснуться к Алине, и даже стал целовать страстно в губы,  но не встретил ответного чувства. Она отталкивала его, говоря, что это неприлично, убеждая, что, только, соединившись узами брака, можно позволить быть вместе в любовном ложе со всеми вытекающими отсюда телесными играми. Надо же,  – подумал Валерий, оказывается, Алина более пуританка, чем я. После произнесённого признания подруги, Валерий сильно расстроился. Подумал, что никогда он не сможет реализовать свои страстные желания с ней даже, если он женится на ней. И поэтому, предвидя бесперспективность своего ухаживания, решил забыть её. Однако было непросто, работая на одном предприятии, не замечать девушку. И, прежде не употреблявший алкоголь, Валерий стал всё чаще вначале по выходным, а вскоре почти ежедневно прикладывался к рюмке. Даже сотрудники стали замечать что-то неладное в нём. Он временами приходил на работу даже в нетрезвом состоянии. И Алина, когда начала стыдить и выговаривать  его,  только и делал, что отнекивался. Бывало, даже кричал на неё. Всё это не могло продолжаться вечно. Алина после недолгих уговоров, которые не действовали на Валерия, стала понемножку отдаляться от него.  Она стала даже ненавидеть его, забыв, что Валерий – её любовь. 
Поставлена очередная точка в Алининой не сложившейся судьбе. Однако она не сделала определённых выводов из неудач, которые обрушивались, как снежный ком на её голову. Правда решилась  сделать определённый шаг, чтобы изменить свою жизнь и направить в положительное русло. Разочаровавшись в мужчинах, не веря в их порядочность, и  настраивая себя в том, что  любви в жизни  нет, она некоторое время была на грани срыва. Даже мама не могла успокоить её.  Порой, разговаривала с мамой грубовато, не объясняя причин такого поведения. Вера Алексеевна, мама Алины, небольшого роста женщина средних лет, учительница физики  в школе,  энергичная, справедливая и очень прямая, начала требовать отчёта в поведении, происшедшей в дочери, несмотря на то, что боготворила дочь. И никоим образом не позволяла грубости в свой адрес ни от кого,  даже от любимой дочери.  Она отсекала на корню выпады дочери. И, видя всю бесполезность своих выходок против родной матери, Алина перестала пререкаться с ней. Тем более, что она гостила у родителей во время очередного отпуска (Алина жила в другом городе) и поэтому не стала усугублять и так сложное положение в личной жизни. Стала молчаливой, вся, уходя в себя. Так и пролетел положенный небольшой отпуск и почти полтора года как расстались с Валерием. Валерий за это время ушёл или уволили с работы.  Алина тоже подумывала сменить место работы, но должна прежде отработать положенное время после института. Ходила на работу без особого рвения, как прежде. Относилась ко всем ровно, как с сотрудниками, но не было особых, приятельских связей, ни с кем. Так проходили дни и месяцы на работе. Когда закончился срок отработки, Алина, не задумываясь, подала заявление об уходе с предприятия. Непосредственный её начальник Елена Николаевна, очень приятная, миловидная женщина, лет сорока, старалась как-то повлиять на необдуманные шаги своей подопечной, но Алина заранее за два месяца как подать заявление об уходе, предупредила её о своём решении. Мотивировала свою просьбу болезнью отца, что ей нужна работа со свободным графиком работы у себя дома. С сожалением, но Елена Николаевна, однако  удовлетворила просьбу перспективного работника, входя в её  ситуацию. 
Прибыв домой через месяц, Алина не без помощи подруги детства, которая преподавала в школе искусства, нашла работу, которая вполне устраивала её. Ирина, подруга Алины по детской художественной школе, высокая блондинка с красивой внешностью, будто модель девушка, чуть ниже  своей подруги, отличалась от неё весёлостью, жизнелюбием. Она предложила Алине вести рисунок и композицию в открывшемся  недавно новом отделении училища культуры, где ещё не полностью укомплектованы кадры. А побочный заработок можно иметь, расписывая платки (Ирина знала, что Алина делает чудные батики). Таким образом, с трудоустройством в родном городе у Алины решилось всё, как нельзя лучше. Проблемы были в ней самой, в её неуравновешенной психике. Так, почти два года не смотрела в сторону молодых людей, старалась не общаться с ними, даже избегала их.
У Ирины тем временем всё складывалось, как положено девушке её возраста: вышла замуж за хорошего парня, коллеге в той же школе, где преподавала она, и успела родить дочку Катюшу, чудную малышку. И была счастлива в семейной жизни. Муж Олег неплохо зарабатывал, занимаясь кроме основной преподавательской деятельности, беря заказы на оформление интерьеров различных офисов, магазинов. Поэтому у него не было проблем с работой, успевай только делать. И молодая семья ни в чём не нуждалась. Ирина, по обоюдному согласию с Олегом, договорилась до окончания декретного отпуска, не выходить на работу, а целиком заняться домашним хозяйством и воспитанием Катюши. Она согласилась пожертвовать на время своим общением в коллективе ради дочери. Не велика беда! Если не знать её энергичного характера, ведь она  не мыслила обходиться без друзей и многочисленного круга знакомых и оставаться почти в замкнутом пространстве своей квартиры. Но Ирина осознавала, что это временно, да она и не одна: с ней любимая крошка Катюша, которую она сильно хотела иметь. И для неё можно «пожертвовать» своей свободой.
На свадьбе у Ирины, многие молодые люди заинтересовались Алиной, но один из них Виктор Нахапетов, был весьма настойчив в своих притяжениях. И, в конце-то концов, Алина сдалась, не смогла устоять перед напором красивого, атлетически сложенного парня. И хотя душевная рана у неё ещё не совсем затянулась, она после выпитого вина в  эйфорическом угаре дала волю своим чувствам, скорее телесным, ибо, что ни говори, молодая кровь пульсировала и текла в её жилах. Алина забыла, что делает: отвечала на страстные поцелуи Виктора с таким неистовством, будто сама ждала момента сладострастия. И, когда Виктор предложил поехать к нему, она без раздумья согласилась. И, хотя она боялась себе признаться, в какой-то мере даже не осознавала, но природа её требовала выхода сексуальной энергии. А выпитое вино во многом раскрепостило её. И она решилась на отчаянный, но приятный для себя шаг: окунуться в мир сладких ощущений. Воспитанная как пуританка, Алина в свои почти двадцать пять лет не доводилось испытать интимной близости с противоположным полом. Хотя была возможность испытать с полюбившимся некогда Валерием, но которого оттолкнула. Для неё было табу находиться в одной постели с мужчиной до замужества. Соблюдала общепринятую норму поведения. И для многих своих приятельниц она была белой вороной. Даже подшучивали, называли за глаза святошей, ангелом в плоти, но не допускали оскорбления. Однако между собой они называли её старомодной дурочкой. Особенно, когда Валерий  стал неожиданно спиваться и  не стали видеть их вдвоём, как в начале их дружбы. Догадывались о возможных причинах. Кстати, и в самой Алине, коллеги по работе  замечали что-то неладное.
На второй день, после того как впервые в жизни отдалась почти незнакомому Виктору, ощутила пустоту в своей душе,  казнила себя за то, что наделала в порыве страсти с собой. Другая девушка на её месте радовалась бы проведённой в неистовстве ночи, как в романтичном фильме, но только не она. Да, с одной стороны она испытала наслаждение своего тела, но рассудок твердил: что, если я забеременею! Какой стыд! И хотя Виктор был не в её вкусе, сравнивая незадачливого, но любившего её  Валерия, однако,  она согласилась бы выйти за него замуж. Во всяком случае, Алина надеялась, в какой-то степени была даже уверена, что Виктор после слов признания в любви к ней и то, что случилось, сделает ей предложение. Но дни проходили за днями, а ничего не происходило. Виктор не давал о себе знать. Алина заволновалась. Вначале  хотела зайти к нему, но не запомнила, где он живёт,  и даже не обменялись телефонами. С другой стороны было как-то унизительно оказаться у него по собственной  инициативе. И решилась обратиться к Ирине. Та не была знакома с Виктором, но обещала узнать о нём у своего мужа. Оказывается, и Олег не знал его. В кафе, где отмечали свадьбу, наверняка, были посторонние, не знакомые молодожёнам. И вычислить среди них Виктора не так просто, хотя возможно. Алина не стала настаивать свою подругу как-то посодействовать в поисках  злополучного ловеласа. Поняла, что пропала. И, когда через недели три, пройдя тест, узнала, что беременна, была в шоке.  Не знала, что и предпринять. Однако не стала медлить. Поразмыслив ещё неделю, решилась на нежелательный для себя аборт. Конечно, она бы рада оставить будущего ребёнка, если был муж.  Но в данном случае ничего не приходило в голову. И пока не поздно, надо избавляться от ребёнка, понимая, что совершает грех. Алина не находила себе места. И на работе сотрудники, видя её состояние, спрашивали, что же случилось. Она всем отвечала, что всё нормально, только временами голова немного болит. И тут же отвечая, что как гипертоник, иногда у неё подскакивает давление.  Алина, никому, даже Ирине не раскрыла свою тайну прошедшей бурной ночи после свадьбы подруги и ужасные на её взгляд последствия, связанные с ней. Всё держала в себе. Оставшись одна, она плакала и причитала: «Что я наделала? Как теперь жить?». Но пришло время, отведённое самой для кардинального решения. И она с горечью, стыдясь, переступила порог лечебницы. На миг остановилась. Путались мысли. На секунду подумала вернуться обратно домой. Но, всё же, собрав волю, постучалась в кабинет врача. Молодой доктор Константин Сергеевич, возможно даже не старше самой Алины не стал сильно допытываться о причинах, приведшей в его кабинет. Только спросил, сколько времени прошло, как узнала о беременности, дал распоряжение медсестре приготовить к операции. Процедура прошла довольно-таки быстро, без каких-либо эксцессов, что Алина не успела почувствовать боли. И, выйдя из кабинета гинеколога, она первые секунды даже вздохнула с облегчением, но, уже подойдя ближе к дому, непонятным образом затосковала. Опять в её голове боролись два чувства: стоило ли сделать аборт и как жить дальше. С одной стороны вроде избавилась от одной проблемы, но не стало легче от этого. Перефразируя Гамлета, хочется выкрикнуть: «Жить или не жить!». Так тошно, противно на душе! Через неделю от неприятного, невыносимого чувства Алина решилась пойти в церковь исповедаться. Конечно, первый поход в церковь не изменили противоречивые мысли в голове у молодой женщины, но немного  успокоилась.  
…Прошло больше десяти лет, с тех пор как Алина впервые вступила порог храма. И теперь  она оттуда не вылезает, стала истинной прихожанкой. Она побывал во многих церквах, можно сказать, завсегдатай храмов души. Некоторое время даже жила в женском монастыре. Именно в Православной вере Алина нашло успокоение  в своей душе. И теперь других заблудших душ старается обратить в Веру. А таких людей много среди её бывшего окружения, с кем приходилось общаться. Правда, большинство из них к её словам относятся со скепсисом. Они воспринимают её как больную, как ушедшую в какую-то секту. Говорят, что с ней произошли такие изменения, что не узнать прежнюю Алину, красивую, талантливую художницу. Стала, и одеваться не подобающим образом, будто старушка, а не молодая, привлекательная молодая женщина. Сама Алина, конечно, не могла оценивать себя со стороны. И  её устраивал нынешний вид.
Наутро, как договаривались накануне, Иван Михайлович, дождавшись Алину в установленном месте, поехали в церковь. Кстати Иван Михайлович за долгое время проживания в областном центре ещё ни разу не бывал в церкви, который находился на окраине города в сосновом бору. Всё как-то не получалось, а тут появилась такая возможность. И он не замедлил воспользоваться случаем. Признаться ему очень хотелось не только сфотографировать архитектурные особенности храма, но посмотреть как бы изнутри церковную жизнь. Тишина и какая-то особая  неторопливость царили не только внутри здания, но и за её пределами. Поразили Ивана Михайловича также сумрачное освещение среди многочисленных икон, которые придавали торжественность момента. Единичные свечи, которые зажигали, входящие в храм, несколько освещали темноту помещения,  и можно было более скрупулезно рассматривать иконы. Тишину на некоторое время нарушали, зашедшие на венчание молодые пары. С их уходом вновь наступала тишь да благодать для немногочисленных прихожан. И каждая (в храме были одни женщины) из них обособленно занимались своими, только им присущим делами: одна из пожилых женщин внимательно читала молитвенник, другая убирала прогоревшие свечи и вообще наводила определённый порядок в храме. Жизнь в нём протекала своим чередом. Конечно, определённые впечатления получил, посетив церковь, Иван Красильников. Только сожалел, что не смог сделать снимков, которые ему хотелось бы. Так что для себя решил и поделился своим решением с Алиной, когда-нибудь вновь приехать и детально сделать снимки. И не только, чтобы сделать снимки, а поближе узнать, отчего Алина связала  свою молодость с церковью. Какие причины подвигли её на этот шаг, отказавшись от свойственной в её возрасте прелестям светской жизни. Кстати, Иван Михайлович познакомился с Алиной как бы случайно года три назад. До этого он знал  её по выставкам, в которых участвовал сам. И в первое время знакомства,  иногда обменивались несколькими незначащими фразами, но затем подружились вплотную, встречались чаще, обсуждая темы разного порядка, не только искусства, но и затрагивали вопросы личного  характера. Многое, беседуя, узнали друг в друге.
 Иван Михайлович, вот  уже шесть лет живёт одни после развода со своей женой Еленой Петровной, довольно образованной средних лет женщиной, миловидной, деканом экономического факультета местного университета. Две яркие личности, прожив в браке около тридцати лет, решились на склоне лет разойтись. Главное из причин их развода – отсутствие детей (Елена Петровна не могла рожать) и поэтому их ничего не связывало. Притом Иван Михайлович начал сначала тайком от жены  заводить любовные связи со своими моделями, а вскоре даже не стал скрывать и поэтому супруга, воспитанная на традициях домостроя не стала терпеть, хотя и не скандалила, как благовоспитанная женщина и подала на развод. И разошлись мирно. Правда временами они созваниваются и даже  несколько раз за прошедшие шесть лет после развода встречались. Как благовоспитанные, они не допускали по отношению друг к другу оскорбления. Со временем, Елена Петровна свыклась с артистической натурой бывшего супруга, что для вдохновения ему нужны постоянные подпитки в образе дам, особенно молоденьких девушек, чтобы не чувствовать свою далеко не юность. И это ему вроде удавалось. Но в последнее время, отчего-то загрустил, думая о своем творческом наследии, кто бы мог продолжить его дело или хотя бы ценить его творчество, и думал о наследнике. Лишь бы не кончился на нём род Красильниковых. Надо что-то предпринять,  – решил  Иван Михайлович. Девушки для услады хорошо, но пока я ещё не старый, нужно найти спутницу жизни, которая подарила бы мне  наследника. И для этой цели ему казалось,  Алина отвечала его выбору. Даже радовался, что судьба свела с этой чудной, молодой женщиной. Во всяком случае, возможно, Алина подарит ему первенца, и женитьба на  ней  была бы очень кстати, так он думал про себя. И в своих фантазиях рисовал благополучную пару, сдобренную семейным уютом,  с красивой и любимой юной для него женщиной и сынишкой или доченькой, семью.  Он, даже не сомневался, что всё так и будет. Основания для таких выводов были: Алина, на днях согласилась выйти за него  замуж, несмотря на разницу в возрасте, поскольку видела в нём достойного мужчину с совпадающими желаниями: тоже, как и он, Алина желала бы иметь своих детей  и, наконец, как истинно верующая, для неё семья святое  и поэтому, будет верна мужу до конца дней своих.
Курган – 2007 год
 

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Июнь 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz